30.06.2011  |  Журнал «Облом[off]»

Павел Компан - не Пушкин. Размышления о скандальной книге

Павел Компан - не Пушкин. Размышления о скандальной книге

 

Паша, расскажи о книге… Так много шума вокруг нее было… Зачем она была сделана? Это отчет о проделанной работе за пять лет?

Да, именно так, это отчет о нашей работе за пять лет. Мы хотели людям рассказать об интересных людях, интересных мероприятиях. И к тому же есть люди, которые не посещают подобного рода мероприятия в силу определенного образа жизни.

Ты думаешь, те люди, которые не ходят на твои мероприятия, — они захотят пойти?

Я думаю, очень многие — да. Некоторые не понимают уровень этих событий. Возможно, они предполагают, что это какой-то сабантуйчик. Многие не понимают, что мероприятия мы делаем разные: есть «50 красивых», а есть «Женщина года», мероприятие уже совсем с другим статусом. А люди все путают, им все одно. Один и тот же человек может быть не в восторге от мероприятия «November Fashion», но получить невероятное удовольствие от посещения «Женщины года». На большинство наших мероприятий мы приглашаем совершенно разных людей в зависимости от проекта.

Тебе не кажется, что в нашем городе контингент людей, посещающих твои мероприятия, довольно ограничен?

Нет, я так не думаю. И более того, я хочу, чтобы люди посещали наши мероприятия не для галочки, как делают многие, а для получения удовольствия. Тем более уровень мероприятий меняется. Когда-то у наших женщин в гардеробе были одни джинсы, а теперь столько вечерних платьев, что голову сломать можно, чтобы придумать, куда их все надеть. А появляются они, на мой взгляд, исключительно потому, что есть где их выгуливать. И это очень радует.

Скажи, почему были со стороны некоторых людей такие негативные отзывы по поводу книги, многие были недовольны?

Понимаешь, это стереотип общества. Мне, например, звонит женщина одна и говорит: «Паша, напечатай, пожалуйста, мою фотографию в книге». Я поставил, выходит книга, и звонит мне она с такими словами: «Как ты мог поставить мою фотографию в эту книгу? Я порядочная женщина, у меня муж, трое детей!» Я ей говорю: «Ты что, сумасшедшая? Ты сама позвонила и попросила разместить свою фотографию». Она мне в ответ: «Да как ты мог? Это ужасно!!!» Я просто кладу трубку, через час она мне перезванивает и говорит: «Извини, пожалуйста, я просто с мужем была, он такой хай поднял». Я говорю: «А я подумал, что ты просто не в своем уме…» Представляешь этот диалог? Что я могу сказать после этого?

В Москве есть очень известный человек, издатель глянцевых журналов очень многих, Сергей Родионов, который входит в Forbes, так вот его жена выпускает книгу с фотографиями своих гениталий в разных ракурсах, и эта книга расходится в Москве на ура. А у нас она будет сидеть и при муже говорить: «Боже, как так можно?» Мы не говорим сейчас о нравственности Родионовой, это ее личное дело, но там к таким вещам относятся абсолютно нормально. А у нас все загнаны в какие-то рамки…

Я тебе скажу так: общественное мнение это издание приняло на ура. Оно безумно всем понравилось. И большее количество людей позвонило мне и сказало, что они никогда ничего подобного не видели и книга просто супер! Мы отправили эту книгу всем артистам в Москву, они нам написали письма, не поленились, Аполлонов написал, Малахов, что они ничего подобного не видели даже в Москве, что они просто в шоке от того, что Владивосток на таком высоком уровне развития. Наши иностранные рекламодатели и местные партнеры выразили нам большое уважение. Об этой книге говорили очень много. И говорят, и еще будут говорить. Но мне немножко обидно, что уровень развития людей некоторых слишком низок, они не могут оценить продукт в том виде, в котором мы его сделали. Мне никто не позвонил и не сказал: как вы красиво отсняли, например, Тамару Саксину! Какая там шикарная Роза Чемериз. Либо мне позвонили и сказали, что все очень круто, либо мне позвонили и сказали, что это пошлое издание и как это отвратительно! Объясни мне, что пошлого в фотографии, где стоит голый человек? Первый вопрос, который приходит мне в голову, не страшно ли им смотреться в зеркало? Или когда об этом говорит женщина, мать семерых детей, которая говорит: ты вообще видел, что это за члены? И мне хочется задать второй вопрос: когда твой муж раздевается, ты глаза закрываешь? Вообще, в книге 580 страниц, и на двух из них голые люди! То есть 578 страниц люди просто не замечают. Правильно мне сказала Роза Чемерис после того, как мне позвонила очередная женщина с возмущениями.

Она мне сказала: «Вот ты знаешь, я не была никогда замечена ни с какими членами и с ними не ассоциировалась, так что если бы ты меня даже на одном развороте с членом голым поставил, меня бы меньше всего интересовало, что обо мне подумают люди, потому что эти вещи априори несовместимы — я и члены!»

Скажи, ты ждал такой реакции?

Знаешь, когда у нас с вами была фотовыставка и на ней было 350 тех же человек, я не получил такой реакции. Часть людей, которые участвовали в фотовыставке, сейчас, после выхода книги, были поражены теми фотографиями, на которых они же и снимались! И говорят мне: все люди совершают ошибки. И буквально через пару дней звонят с вопросом: а когда у вас следующая фотовыставка? И больше я хочу сказать: большинство людей, которые принимали участие в прошлой фотовыставке, уже снимаются для следующей, совершенно забывая о том, что это аморально и ужасно. Соответственно, все очень просто! Скандальность данного проекта — совершенно не в морально-этических нормах тех людей, которые об этом говорят, а исключительно в их позиционировании себя в рамках общества! То есть они сами не считают, что это есть плохо, но в рамках перестраховки говорят в обществе, что это не есть хорошо.

Фотографии следующей фотовыставки будут также где-то опубликованы? Или они будут только для очень узкой аудитории?

Всё будет так же, как в прошлый раз. Публиковаться будет только то, что будет разрешено участниками. Далеко не все картины с фотовыставки были опубликованы в этой книге. Были опубликованы, повторюсь еще раз, только те картины, которые были разрешены для публикации. Но я думаю, что в итоге люди сами будут хотеть, чтобы их опубликовали в этой книге. Все первое вот так воспринимается. Без ложной скромности я могу сказать, что не было в городе выпущено еще ни одно печатное издание, о котором бы столько говорили. Мне тяжело представить человека в этом городе, который бы не видел эту книгу. Я не ожидал такого успеха у этого издания.

Расскажи, как тебе удалось раздеть всех, но при этом самому сняться одетым? Не готов был сам раздеться?

Для меня это настолько не подвиг…

Что значит — не подвиг? Ты часто снимаешься голым?

Я считаю, что если людям есть что показать, это нужно делать. Для меня вообще не важно, одетый человек или раздетый. А вообще, мне этого никто не предлагал.

Я тебе предлагаю: давай на следующей фотовыставке тебя снимем раздетым.

Хорошо, давай.

Почему ты не захотел сняться для нашего журнала в более откровенной фотосессии?

Я не считаю себя секс символом каким- то. И я не хочу себя так позиционировать. Для чего? Возьмет какой-нибудь мой партнер в руки журнал и не поймет, для чего я это сделал… Кто снимается голым? Какой-нибудь актер. Для того чтобы у него было еще больше фанаток. А мне это не нужно, мне не нужно, чтобы кто-то вешал постеры с моим изображением у себя в туалете.

А у тебя нет фанаток?

Я не могу сказать, что есть люди, которые меня домогаются. Никто никогда под моими окнами с биноклем не стоял.

У тебя есть идеал женщины?

Свой идеал я уже встретил…

Как ты считаешь, что самое главное в отношениях? На чем они должны быть построены?

На честности. Может быть, людям трудно в это поверить, но я никогда не вру! Может, я бываю излишне прямолинеен и, может, мне не стоит чего-то говорить, но я говорю… Я всегда говорю о человеке то, что я думаю, я могу сказать это ему как в глаза, так и за глаза. Хотя мне подобного рода подход со стороны моих знакомых не очень приятен!

И ты считаешь, это правильно?

Я не считаю, что это правильно, но я такой! Мне было бы проще жить, если бы я умел в этом всем как-то играть. Во мне есть вот эта искренность, которая где-то мне помогает, а где-то мешает. Я вообще редко о ком-то говорю, если это не касается моей работы, пусть лучше говорят обо мне.

А говорят?

Да, я много слышу сплетен, например по поводумоего внешнего вида. Я похудел. И что я только поэтому поводу не слышал! Что я тяжело болен, что ясделал операцию, сижу на каких-то невероятныхнаркотиках (которые я, для справки, даже ни разув жизни не пробовал) и много других версий абсолютно сумасшедших. А то, что я каждый день, а то и по два раза в день хожу в спортзал, урезал свое питание и стараюсь придерживаться здоровогообраза жизни, — это никому не интересно.

После того как ты так сильно изменился внешне, ты чувствуешь больше внимания к себе со стороны женского пола?

Да! Его очень много, прямо слишком много. Мне это не льстит. Особенно когда это переходит в паранойю… Сумасшедшие девочки, которые на тебя прыгают… Моя личная жизнь абсолютно устроена, и поэтому мне это совершенно ни к чему.

Только девочки? Ты же больше проводишь времени с девушками постарше…

Взрослые женщины тоже подвержены этому, даже, мне кажется, больше, чем молодые девочки.

У тебя были близкие отношения с женщиной намного старше тебя?

Однажды. И мне это совершенно не нравится.

Почему? Опытные женщины тебе не нравятся?

Мне не нужен опыт, мне не надо показывать никаких чудес или виражей в постели. Если мне нужно очень будет что-то посмотреть, я включу интересный фильм (смеется). Взрослая женщина — это не то, как бы она красиво и молодо ни выглядела. Для меня самый оптимальный вариант — это мои ровесницы. Хотя если быть доконца откровенным, есть некоторые дамы за 40, которые могут вызвать интерес.

Паша, а что за история со свадьбой и последовавшим буквально через несколько месяцев разводом? Я так понимаю, это уже совсем не секрет?

Я не считаю нужным это комментировать… Я могу говорить о своих мыслях, своей работе, но не хочу затрагивать свою личную жизнь. Как минимум, считаю обсуждать это одному некорректно по отношению к моей экс-супруге (смеется). Могу сказать одно: что сейчас мы вместе и у нас все замечательно.

Ты сейчас рассуждаешь, как такие celebrities, которые делали все, чтобы быть обсуждаемыми персонами, а потом, когда им задают подобные вопросы, отвечают, что личную жизнь обсуждать не намерены. В местном масштабе твоя персона очень обсуждаема.

Когда моя история будет наверняка оформлена, тогда я буду готов это обсудить.

Ладно, раз ты не готов обсуждать личную жизнь, давай поговорим о твоих дальнейших планах. Какие-нибудь новые мероприятия планируешь?

«Две звезды». Ну скорее история проекта двух звезд — возможно, с другим названием.

Когда?

Вместо премии «50 красивых» мы будем делать «Две звезды». Это будет очень интересное шоу, в котором люди будут петь. К этому шоу мы будем очень серьезно готовиться, каждый человек, который будет принимать в нем участие, будет выглядеть ни на каплю не хуже любой звезды.

Что-то похожее на Stardance?

Это будет вообще не то! Я не буду рассказывать, как это будет, а то будет неинтересно. Но могу сказать одно: ничего подобного Stardance я сделать не могу априори — при всем моем уважении к организаторам считаю, что каждый должен заниматься своим делом! Я же не торгую обоями, хотя, говорят, и бизнес неплохой (смеется). Нехлопотный и прибыль нормальная!

А у тебя не было мысли принять участие в танцевальном конкурсе «Танцы со звездами»?

У меня были мысли, я сходил туда и отказался. Плохому танцору всегда что-то мешает (смеется).

Как ты относишься к тому, что многие организации сейчас тоже пытаются проводить свои мероприятия?

Мне их очень жалко. Я ко всем людям, которые пытаются организовывать мероприятия, отношусь, с одной стороны, с большим уважением, а с другой — с огромной жалостью. Потому что я реально понимаю, каких трудов им это стоит. А особенно когда это еще не на уровне профессионализма, не на уровне отлаженной команды… Все смотрят на мероприятия и думают: да что тут делать? И начинают это пытаться делать тоже. Сначала меня это раздражало, думал: ну на хер вы в это лезете, ну продаете вы свои обои — и продавайте дальше! А потом мне искренне стало жаль этих людей. Я просто знаю, с каким количеством проблем они начинают сталкиваться и как им это тяжело делать, и они все равно это продолжают делать. И ты знаешь, они приобретают в моих глазах уважение. Но все равно мне непонятна цель. Если это для них творческая реализация, то в конечном итоге они не получают от этого удовольствия, потому что погрязают в миллионе проблем. Если это задача заработка, то это тоже невозможно, потому что, чтобы на этом зарабатывать, должен быть такой уровень профессионализма… Они допускают те ошибки, которые мы допускали шесть лет назад, но шесть лет назад эти ошибки еще можно было допускать, потому что уровень был другой. А вообще, если честно, я был бы рад, если бы в нашем городе появилось бы агентство, которое бы могло делать какие-то события на уровне. Мне интересна конкуренция. Мне интересно соперничество, сделать что-то лучше, чем другие. Это прямо драйв какой-то определенный. Ну а вообще все грамотные компании давно перешли на европейскую модель! Например, если [off] нужна фотовыставка или «Собранию» — «Женщина года», они не пытаются из себя корчить профессионалов не своего дела и проекты проходят на ура!

Журнал «Облом[off]», 2011, № 6.