12.07.2013  |  РИА «PrimaMedia»

Павел Компан: «Я не могу назвать себя светским львом Владивостока, это моя работа»

Павел Компан: «Я не могу назвать себя светским львом Владивостока, это моя работа»

Агентство «P.R.R.» за восемь лет существования провело десятки светских мероприятий во Владивостоке. При этом команда, возглавляемая Павлом Компаном, не преследует цель делать что-то гламурное. Важнее – провести яркие мероприятия, которые вызовут интерес у жителей города. Впереди у компании большие планы: открытие филиалов в большинстве городов России. Об этом в интервью РИА «PrimaMedia» рассказал основатель и продюсер агентства «P.R.R.» Павел Компан, которому сегодня исполнилось 27 лет.

На неделе моды «Pacific Style Week» вас назвали родоначальником гламура во Владивостоке. Считаете ли вы себя таковым?

На самом деле, я не очень люблю слово «гламур», не очень его понимаю. Это слово, которое вызывает у людей не самые приятные ощущения, и все пытаются от него открещиваться. Если в данное понятие вкладывать то, что это нечто красивое, завернутое в красивую упаковку, то, наверное, этим и занимается наше имиджевое агентство. Но, скажем так, мы не ставили цель делать что-то гламурное. Мы всегда хотели проводить такие мероприятия, на которые могут приходить люди и получать удовольствие. Например, после премии «Женщина года» ко мне подошел один человек и сказал: «Павел, мероприятие было просто замечательное, но когда на третьей минуте ведущие стали отходить от сценария, звук немножко зафонил, то я подумал, что…» Зачем он это сказал? Я не понимаю, зачем такие люди ходят на подобные мероприятия. Это то же самое, если бы я сходил вечером в кино, подошел к кому-нибудь и сказал: «Когда падал камень со скалы, мне показалось, что смонтировать можно было немножечко…» Кому нужны эти детали? Люди должны научиться получать удовольствие от мероприятия, поставленного для них шоу, от того, что они могут встретить красивых ярких людей, пообщаться друг с другом.

Вас часто начинают учить, как правильно проводить мероприятия?

Это непрекращающаяся история. Например, когда я выложил на странице в Facebook» совместную фотографию с Татьяной Варнаковой с надписью «Вот мы - родоначальники «Женщины года» во Владивостоке», один депутат прокомментировал: «Павел, какие вы родоначальники? «Женщина года» проходит во всем мире, напишите еще, что вы изобрели велосипед». Вообще для меня в принципе странно, чтобы я зашел на страницу незнакомого человека и начал комментировать его фотографии. Я очень четко разделяю работу и личную жизнь. Ладно, это одна сторона вопроса. Если они считают, что имеют на это право, это их дело. В итоге Татьяна Варнакова ответила на комментарий, что мы просто создали «Женщину года» в этом городе, реализовали проект в очередной раз и очень рады результатом. После этого на страницу зашло огромное количество людей, которые оставили комментарии. Там был один, который мне очень понравился: «В театре Горького можно было со стен снять швабры, вешалки…» О чем вообще разговор? Получается, человек приобрел билеты, пошел на «Женщину года» и изучал там, сколько на стенах висит огнетушителей. Слава богу, что есть люди, которые говорят: «Спасибо больше, что проводите такие мероприятия». Приятно что-то делать для людей и получать обратную связь. Ведь коммерческая подоплека – это не самое важное, главное - творчество. Наша команда живет этим проектом. Перед мероприятием мы спим максимум по 3-4 часа в сутки. И наша задача – не заработать больше денег, а сделать яркое событие.

Сколько человек было задействовано на последнем мероприятии?

В «Женщине года» приняли участие порядка 250 человек.

Как долго шла подготовка?

Мы готовимся к «Женщине года» ровно год. Но активная подготовка начинается за три месяца до мероприятия, когда выходят макеты, анонсы, появляются видеоролики.

После премии многие пишут в Интернете, что та или иная особа не достойна звания «Женщина года», что можно было бы выбрать кого-то другого. Как вы относитесь к подобным комментариям?

Не надо забывать, что премия «Женщина года» - это мероприятие для города, имеющее узкую направленность. Все-таки женщины, которые номинируются и побеждают в этом конкурсе, должны соответствовать определенному формату.

Например, юрист, которая номинируется на «Женщину года», должна быть яркой, красивой, интересной. Кроме того, она должна быть отменным специалистом.

Негативная молва – это хорошо или плохо?

Когда заканчивается проект, над которым ты работал долгое время, приходит некое опустошение. Я не знаю, во всех ли это сферах, но у нас все приходят на следующий день на работу, и складывается ощущение, что мы вынашивали ребенка, родили его, а потом его кто-то отобрал. А, если после этого начинается волна негатива, получается, что ребенка не только отобрали, но и ругают тебя за это. Это достаточно сложно. С другой стороны, если волна не наступает после каких-нибудь маленьких проектов, которыми мы занимаемся, это еще страшнее. Я даже не знаю, хорошо это или плохо.

Значит, любой пиар – это пиар, даже если он черный?

Если говорить о работе, мы четко осознаем, что любой пиар – это пиар. Но есть же помимо этого еще внутреннее понимание. Это неприятно, когда люди высказываются нелестно. К счастью, это бывает редко. Количество благодарных в разы больше. Мне приятно, когда пишет какой-нибудь человек в декабре: «Павел, здравствуйте! Когда будет премия «Женщина года»? ». Я пишу: «Здравствуйте, она в июне». На что мне отвечают: «Замечательно, просто мы живем в Турции и хотим успеть купить билеты, так как не пропускали ни одной». То есть люди переехали из Владивостока и несколько лет живут в Турции, но это не мешает им поинтересоваться, когда будет «Женщина года», и купить билеты. Такие люди воодушевляют делать что-то на таком уровне, на котором всем будет приятно это видеть.

Во Владивостоке есть светское общество? Многие говорят, что это прерогатива Москвы.

Во Владивостоке есть светское общество, а в Москве его нет. В Москве есть богемные люди, но они сидят по домам и читают книжки. А во Владивостоке это те люди, которые идут на событие, покупают серьги, кольца, записываются в салоны красоты, приобретают себе платья, то есть готовятся. И для москвичей, когда они приезжают в наш город и видят формат наших мероприятий, это просто удивительно. В Москве светские мероприятия уже давно превратились в неинтересное действо. Например, там на каком-то заводе могут поставить баннер, 250 светских персон подъедут на машинах в трениках, а потом быстро в авто переодеваются в платья. Я это наблюдаю постоянно. Наденут платье, сфотографируются у баннера, попросят сфотографировать только половину лица, потому что не успели накраситься. Потом уходят, и все, мероприятие закончено. Поэтому светская история пребывания людей на мероприятии, на мой взгляд, сейчас во Владивостоке на пике.

Участницу премии «Женщина года», которая завоевала звание «Светская львица», спросили, что нужно делать, чтобы победить в ее номинации. Она ответила, что надо тусоваться по клубам. Как вы думаете, такой интеллектуальный уровень победительницы может быть хорошим примером?

Я знаю этого человека достаточно неплохо, и уровень ее интеллекта не позволяет, по крайней мере, задавать подобного рода вопросы. Как минимум, этот вопрос глупый. Я думаю, этой победительнице можно было бы задать много вопросов, на которые она бы компетентно ответила. Светская львица – это девушка, которая посещает все мероприятия города, которой все восхищаются. Что ей нужно делать, чтобы быть светской львицей? Ну, уж точно не стирать в два раза больше и не нянчить детей. Я не считаю этот ответ высокоинтеллектуальным – люди теряются, но также я не считаю этот ответ ужасным.

По крайней мере, она не слукавила…

Она ответила логично: посещает различные заведения, ходит на светские мероприятия.

Во Владивостоке проводят мероприятия на высоком уровне?

На очень высоком уровне. Я вам больше скажу, в России нет аналогов того, что происходит во Владивостоке. Ни в одном городе нет ничего даже близко приближенного.

Почему у нас все настолько хорошо?

Владивосток – этот город, где на мероприятие может прийти девушка в шикарном платье в пол с красивой сумкой. Она будет правильно себя вести: не бежать, закрывая глаза, мимо баннера. Она подойдет и будет фотографироваться у него 20 минут. Пять лет назад было по-другому. Я помню мероприятие, когда мы ставили баннер для фотографирования, стелили красную ковровую дорожку, приглашали фотографов и еще 10 моделей, которые должны были приглашать гостей мероприятия для фотографирования. Люди просто не понимали, для чего это нужно. В этом году на «Женщине года» возле пресс-вола стояли 12 фотографов, и людей было невозможно оттащить. Для гостей это превратилось в культ. Я не хочу восхвалять себя, но думаю, что это произошло не без нашей помощи. Появился продукт, люди смотрели, приглядывались к нему и научились им пользоваться, все очень просто.

Вхождению в светское общество нужно учиться?

Что такое вхождение в светское общество? Я человек, мне приятно вечером сходить в бар, ночью - в клуб. Мне интересно сходить на мероприятие, например, на неделю моды. Но первый раз я приду туда в трениках, потом пойму, что в трениках туда не ходят, и в следующий раз появлюсь в смокинге и буду чувствовать себя комфортно. Все достаточно просто. Люди сходили на мероприятие, поняли, как нужно себя вести и как нужно выглядеть. У нас все на высоком уровне. Во Владивостоке красивые женщины, они шикарно одеваются. Когда приезжают люди из других городов, они это отмечают.

В фильмах, когда показывают светское общество, делают акцент на улыбках в лицо и разговорах за спиной…

Это правда, бесспорно, так и есть.

Возможно, и вам кто-то говорит в лицо, что это шикарное мероприятие, а за спиной шепчется: «Господи, когда уже это все закончится»…

О себе говорить очень сложно, но это, конечно, имеет место.

А сами улыбаетесь в лицо?

Конечно, улыбаюсь в лицо. Есть определенное поведение в обществе, у нас бывает разное настроение, разные ситуации, и мы не можем жить на постоянном эмоциональном уровне. Если я захожу в магазин, а час назад произошла сложная ситуация на работе, это же не повод хамить продавцу, есть определенные нормы поведения, нужно быть честным с самим собой, с неблизкими, незнакомыми. Если я встретил на мероприятии не очень хорошо одетую девушку, я могу игнорировать ее внешний вид. Но если ей нужна поддержка со стороны, почему не сказать, как она замечательно выглядит. У нее загораются глаза, и она действительно начинает выглядеть замечательно. На мой взгляд, в этом нет ничего страшного.

Павел, а вы – светский лев?

Светский лев… Я не думаю, для меня это работа, для меня интереснее изнанка. Я был недавно на концерте мировой звезды в Италии, мне было неинтересно смотреть на концерт, я думал, какими путями можно проникнуть в гримерки, чтобы посмотреть, что там творится внутри. Само действо – это результат твоей работы, мне это более интересно.

Планируете перейти на другой формат мероприятий?

Я не вижу необходимости в этом. Уровень наших мероприятий растет с каждым разом. Если сравнивать наши мероприятия с аналогичными из других городов, я могу сказать на тысячу процентов, что у нас ничуть не хуже. По поводу роста нашей компании у нас есть конкретный, сформированный план. Наша задача – открыть максимальное количество имиджевых агентств в большинстве городов России в течение ближайших пяти лет.

То есть планируете выход на федеральный уровень?

Да. Но мы не планируем открывать агентство в Москве, мне не нравится ментальность москвичей, она испорчена. У них другие задачи, там приходится работать со звездами, посредством этих мероприятий получать собственное промо, а не удовольствие. Поэтому мы хотим иметь локальный офис в Москве, который будет организовывать работу других офисов в стране.

То есть формировать светское общество?

Формировать светское общество, формировать досуг, приятный, качественный. Для того чтобы людям было куда выгуливать свои платья, куда приходить и общаться.

Получается культ вещей…

Это имеет место. Что в этом плохого? Многомиллионная индустрия моды создана для чего-то. Есть люди, которым это необходимо. Есть женщины, которым нравится одеваться, которые любят краситься, которые хотят выходить в свет, демонстрировать себя и получать удовольствие от своего вида в зеркале. Людям это нужно. Я не говорю, что этим нужно заниматься с утра до ночи. Но раз в неделю или в месяц сходить на мероприятие – это хорошо.

А бывает такое, что ты был в светском обществе, прошел этап выгуливания себя, а потом начинаешь размышлять о чем-то более высоком?

Такое бывает, и страшно, когда этого не происходит. Девочке 25 лет, она ходит на мероприятия, одевается. Девочке 28 лет, 30 лет, она вышла замуж, родила и ушла в семью. Это нормальная ситуация, так и должно происходить. Гораздо страшнее, когда девочке 50, а она не выходит с этих мероприятий. Человек заигрался. За восемь лет существования нашего агентства я убедился, что одни уходят в семью, в религию, другие – в работу. Остальным становится просто неинтересно. На мой взгляд, все логично.

Насколько известно, вы организовываете премию «Топ-50 самых красивых людей Владивостока». Почему туда попадают те или иные люди?

В этом году мы выпускаем юбилейную 10-ю книгу «100 самых красивых людей Владивостока». Уже 10 лет выходит эта прекрасная брошюра, которая не дает покоя людям нашего города. Это книга, где публикуются фотографии самых красивых людей Владивостока, по мнению экспертов. Когда я учился в университете, приходил на лекцию по анатомии и пускал книжку «50 самых красивых» по рядам, да простит меня профессор. И просил своих одногруппников поставить по пятибалльной шкале оценки самым красивым.

Именно с анатомической точки зрения?

Нет, с точки зрения красоты. После этого эксперимента мне стало все ясно. Один ставит пять, а другой ставит ноль. А потом, когда я после лекции решил с ними это обсудить, мнения оказались очень противоречивыми. То есть любой человек для определенной группы людей невероятно красивый, для другой группы – так себе, а для третьей – совсем не очень. Наша задача сделать так, чтобы та категория людей, которая для большинства совсем-совсем не очень, в эту книжку не попадала. Так, чтобы люди, которые туда попадали, были для кого-то очень красивыми, а для кого-то – стандартными. Экспертов порядка 10 человек, это те, чей бизнес связан с индустрией моды: редакторы журналов, фотографы, директора модельных агентств, средств массовой информации. Это те люди, которые видят вокруг себя большое количество персон, и которые как-то могут их отмечать.

Вы учились в мединституте. Почему не стали врачом?

Так вышло. Но я не думаю, что медицинское образование не пригодится мне в жизни. Полагаю, что когда-то мне будет столько лет, что…

И вы устроите мероприятие для самых красивых врачей Владивостока?

Кстати, в премии «Женщина года» есть номинация «Врач года». В этом году победила Яна Юцковская – прекрасный врач, профессор. Разве вам неприятно смотреть, как на Первом канале красивая 30-летняя женщина-врач, профессор ведет программу? Мне лично очень приятно.

Это профессиональная гордость?

Это гордость жителя Владивостока за то, что в нашем городе появляются люди, которые достигают таких вершин.

Что нужно сделать, чтобы попасть в «Топ 100 самых красивых людей»?

Ничего особенного не нужно делать. Надо попасть на глаза какому-нибудь человеку, который является экспертом, и быть замеченным, больше ничего. Многие обсуждают, сколько стоит попасть в рейтинг. Предлагают варианты от 5 до 150 тысяч рублей. Люди сидят и придумывают истории.

А сколько это стоит? Например, у какого-то бизнесмена есть жена, и он хочет, чтобы она появилась на обложках глянцевых журналов. Это можно организовать?

В прайсе одних журналов написано: 150 тысяч рублей за фото на обложке. В прайсе других: обложка федеральная, разместиться нельзя. Есть премия «50 самых красивых», где написано: номинация бесплатная, чтобы разместиться, надо, чтобы люди обратили на вас внимание, эксперты вас номинировали, внесли в список. В принципе любой человек может сказать: «Я хочу, чтобы моя жена пела в звездном зале». 200 тысяч рублей, три месяца специалисты работают с вашей женой, готовят шоу-программу, и она замечательно поет на мероприятии. Но это не значит, что ее муж может заплатить, чтобы она стала «Женщиной года». Есть вещи за деньги, есть вещи не за деньги. Но, скажем так, если вы пять раз участвовали в «Звездном концерте», два раза появились на обложке глянцевого журнала, все становится на круги своя. Уже через год вы появитесь в номинации «Открытие года» на премии «Женщина года» и, возможно, победите.

А бывает так, что пришел бизнесмен со своей женой, платит 200 тысяч рублей за «Звездный концерт», а вы понимаете, что нельзя ее выпускать на сцену даже за 500 тысяч?

Каждый день. Предложений огромное количество. Для нас важно, чтобы люди, принимающие участие в наших мероприятиях, соответствовали не только нашему формату. На них же приходят смотреть тысячи людей. Они выходят на сцену, должны красиво выглядеть, быть узнаваемыми, должны петь. Невозможно зайца научить петь. Мы не можем вывести на сцену человека, который будет кричать в микрофон. У каждого проекта есть какие-то ограничения, и очень часто мы не берем людей, потому что они не проходят по каким-либо параметрам. Если она не умеет петь, мы с удовольствием предложим ей разместиться на обложке журнала, она же умеет фотографироваться. Если ее лицо не помещается на обложке, мы ей предложим участвовать в фотовыставке. Существует ряд проектов, в которых можно участвовать тем или иным образом.

У всех абсолютно разные задачи. Для кого-то это бизнес. Скажем, я представитель какой-то компании, и людям неинтересно взять журнал и читать об этой компании. Но людям достаточно интересно прочитать, каким образом я добился успеха, посмотреть мое видение на ведение бизнеса. При помощи публикаций бизнесмен решает свои коммерческие вопросы. А есть какая-то девочка, которая невероятно кайфует от себя, ей хочется взять журнал со своим фото на обложке, принести своей маме или дочери, сказать: «Посмотрите, какая я красивая». Что в этом плохого? Женщина или мужчина может зайти в магазин и купить сумку за 200 тысяч рублей или за 1,2 млн. Человек получает удовольствие от момента покупки. Есть такие категории людей, в этом нет ничего плохого. Мне, например, безумно приятно, когда маман приходит с моей фотографией куда-то. У нее дома стоит шесть шкафов с моими фото. Она их вырезает из журналов, друзьям и подружкам показывает, и она тоже получает от этого удовольствие. Если я могу сделать мою маму чуточку счастливее, то почему бы этого не сделать.

Отношение к вам в нашем городе двоякое. Кто-то говорит, что вы талантливый молодой человек, а кто-то считает вас сумасшедшим…

Меня окружают люди, которые говорят, что я молодой и талантливый. Вторую точку зрения высказывают те, кто понятия не имеет, кто я на самом деле. Многие считают, что мой папа депутат, который дает мне деньги на раскрутку. У меня обычная семья: папа – шофёр, мама – врач. Но мне страшно слышать подобного рода вещи от тех людей, которые меня знают. К счастью, это происходит крайне редко.

Критику в свой адрес вы готовы принимать только от друзей и экспертов? Или вообще не готовы принимать?

Я с удовольствием принимаю критику. После каждого нашего проекта я обзваниваю огромное количество людей, чтобы получить обратную связь. Недавно я заходил в клинику, там сидели две 50-летние женщины. Достаточно интересно выглядели. На ресепшене лежала книжка «50 самых красивых», и они ее активно обсуждали. Я думаю, это настоящая обратная связь. А когда звонит человек и говорит: «Это было великолепно! Это было шикарно!» – такие люди напоминают мне мою маму. Например, упадет какая-нибудь певица на сцене, мне мама позвонит и скажет: «Ну как упала!» А это негатив. И люди пытаются его выразить не с целью дать обратную связь, а с целью проявить свою компетенцию в каком-то вопросе. Обратная связь мне интересна, но настоящая обратная связь.

То есть Павел Компан на самом деле хороший, да?

Да нет, я вообще себя не отношу к хорошим для всех людям. Допустим, идет девушка по улице, споткнулся ребенок, она сядет около него: «Ой ты мой маленький…» Это не про меня. Я не буду нянчиться с этим ребенком, не возьму его на руки, не буду плакать с его мамой на балконе. Но для меня важны вещи, связанные с моралью. Если я дал обещание, я его всегда выполню. Для меня это дело принципа. Если я сказал человеку, что я ему заплачу, я ему заплачу. Если я пойму, что какие-то люди нуждаются в моей помощи, я обязательно ее окажу, но при всем этом никогда не буду создавать иллюзию хорошести. Есть люди хорошие, порядочные и нормальные. А есть люди, которые пытаются казаться хорошими. Я никогда не буду заходить к кому-то в гости и говорить: «Ой, какие цветы. Это прекрасно». Это бред. То есть я достаточно нормальный, рациональный человек, которые может общаться на предмет бизнеса. Меня интересуют социальные проблемы, меня интересует, что происходит в наших детских домах. Я могу туда приехать, могу общаться с этими детьми, могу им помогать. Но я не приеду туда с пирожными. Я считаю, что подобного рода вопросы нужно решать более глобально. Я могу приехать, посмотреть и сказать: «Мы будем делать благотворительный проект, будем помогать такому-то детскому дому. Дети нуждаются в реально помощи». И мы будем им помогать. Я не пойду работать туда волонтером и не буду их нянчить. Я соберу 2 млн рублей и найму 50 волонтеров, чтобы они их нянчили. Я не знаю, выражает ли это, что я хороший или нехороший.

Вы циник по жизни?

Скорее, пытаюсь казаться, но думаю, что нет. Внутренне не ощущаю себя таковым.

Когда во Владивостоке начнут проводить мероприятия такого уровня, куда будут приезжать зарубежные звезды?

От нас? Ни через сколько. Скажем так, приезды подобного рода артистов могут пойти по двум путям. Первый – это когда олигарх хочет привезти звезду на корпоратив или порадовать город, но во Владивостоке пока таких богачей не наблюдается. Либо вторая история, когда это может быть коммерчески оправданный шаг. В рамках Владивостока коммерчески оправданный шаг - привезти звезду мирового масштаба, причем не ту, которая была популярна 30 лет назад.

Рианну, например…

Невозможно. У нее будет гонорар 3 млн евро. Это можно посчитать. Максимальный зал, который сейчас планируют открыть, вмещает 5 тысяч человек. Разделим 3 млн евро на 5 тысяч. И вот скажите, купят ли билеты? Логично, что концерт должен стоить 100 долларов, какой бы звездой она ни была. Но это невозможно в ближайшем будущем.

Правда, что светской львице Виктории Лопыревой подарили машину «Toyota Tacoma» на «Женщине года»?

Конечно. А почему могут быть сомнения?

Это было так разыграно, что сейчас подарил, а потом могут и передумать. Может, для красного словца сказали.

Такие вещи не делаются для красного словца. Конечно, подарили.

А зачем ей «Tacoma» во Владивостоке?

Это уже не ко мне вопрос. Может, она поставит ее возле дома, может, оставит во Владивостоке, может, продаст и купит себе другую или будет ездить. Это уже другая история. Вышло так, что звезда сказала: «Tacoma… Я бы себе такую хотела». Партнер нашего мероприятия поступил так, как считал нужным поступить: вышел и подарил. Может, она завтра позвонит и скажет: «Ой, мне не надо». Я не знаю, чем эта история закончилась.

Что нужно сделать, чтобы научить людей красиво одеваться, ходить в театр, вести себя нормально в ресторане, кафе?

Наверное, подавать пример. Я не вижу других способов. Кстати, это тоже обсуждалось на моей странице в «Facebook». Писал человек, который работает в театре им. Горького: «Очень приятно было видеть на премии «Женщина года» красивых, приятно одетых номинантов». Нужно дарить городу такие мероприятия, которые будут для него событием, и показывать пример. Кто у нас показывает пример? Выходит на «Женщине года» на сцену Виктория Лопырева в шикарном платье в пол, усыпанном стразами. Спускается на лаковый пол из акрила, который привезли из Испании. Выходят номинанты, которых мы предупреждаем, в чем нужно быть, возим их в салоны красоты. Безусловно, люди находятся в определенной атмосфере, и волей-неволей начинают соответствовать этому. Кроме того, многое зависит от аудитории. Аудитория «Женщины года» – это яркие, молодые, ведущие активные образ жизни люди, которые ходят в кафе, посещают другие страны. Аудитория театра иная, и в этом есть своя прелесть.

Красиво одеться за небольшие деньги возможно?

Я думаю, что цена вообще не имеет значения. Прошло то время, когда за красивую одежду надо было много платить.

Какая самая дешевая вещь у вас в гардеробе?

У меня миллиард дешевых вещей.

Серьезно?

Серьезно. На днях я зашел в один магазин и за 2 тысячи рублей вынес оттуда мешок вещей, и в этом нет никакой проблемы. У меня кроссовки «New Balance» стоят 50 долларов. Страшно, когда люди надевают кроссовки за 150 тысяч рублей. Обувь – это обувь. Это то, что нужно купить, относить и выбросить. А не то, что нужно купить, положить под стекло. К вещам нужно относиться как к вещам. Хорошо, что во Владивостоке появилось очень много демократичных магазинов. Я вижу, что есть огромные мультибрендовые магазины, в которые люди могут прийти и за 2 тысячи рублей одеться на сезон. Это должно было произойти. Помню, когда я учился в девятом классе, нам просто негде было одеваться. Мы ходили на китайские рынки, покупали вещи с огромными надписями «D&G». Ну, а куда было еще пойти?

И сейчас есть люди, которые говорят, что во Владивостоке нет выбора. Им проще слетать на сезонную распродажу в Москву или поехать в Китай.

О какой категории людей вы сейчас говорите?

О молодежи. Многие заказывают через Интернет-магазины Англии, США.

С рынком одежды у нас сложность, конечно, определенная есть. Лично я мало что покупаю в этом городе.

За границей покупаете?

За границей. Но я не придаю этому большое значение. Я просто люблю путешествовать и делаю это как можно чаще. Когда ты летишь куда-то, у тебя есть больше свободного времени, чтобы зайти куда-то и что-то купить. В принципе, я думаю, что если бы у меня была острая необходимость в каких-то вещах, я бы во Владивостоке себе легко все нашел.

Зарабатываете нормально?

Для меня нормально, мне хватает. Чувствую себя совершенно комфортно, ни в чем себе не отказываю.

Кто придумывает в вашем агентстве идеи?

Команда. Это достаточно сплоченная, качественная команда, которая садится за круглый стол и придумывает. Все высказывают свои идеи. В течение двух недель у нас берется тайм-аут, в течение которого придумываются новые идеи. У нас назначается премия за тот проект, который будет утвержден. Люди готовятся, ищут, читают, смотрят. Очень часто мы не изобретаем что-то свое, часто берем откуда-то. И я не вижу необходимости изобретать, когда мы не сделали много успешного в масштабе мира. Зачем придумывать что-то иное?

Стоит ждать от вас новых мероприятий?

Конечно. У нас каждый год появляется что-то новое.

А какие? Может, поделитесь секретами?

У нас вообще нет никаких секретов. Я знаю, что у нас будет проходить в ближайшие пять лет. Скоро откроется фотовыставка журнала «Обломоff» на тему «Эмоции». На фото – известные люди Владивостока. Человек, который увидит снимки, должен ощутить ту эмоцию, которую мы хотим до него донести. Потом будет звездный концерт. На мой взгляд, прекрасное мероприятие, где люди занимаются творчеством.

Где будет проходить?

За 8-9 лет нашей работы мы уже сменили столько мест. Всегда появляется что-то новое. Да и нет никакой проблемы на крыше любого здания поставить шатер и провести проект. Слава богу, технические мощности Владивостока на достаточно высоком уровне.

Краевое мероприятие не хотите сделать? Или города Приморья еще не доросли до светской жизни?

А зачем краю светская жизнь? Перед Приморьем стоят свои задачи и проблемы. Я не думал об этом, но если будут какие-то интересные предложения, то я всегда «за».

Чем вы можете гордиться? Что сделали для города?

Хочу сказать честно: ничего мы не сделали в своей жизни, чем бы я не мог гордиться, потому что все, что мы делали на тот момент, когда мы это делали, было максимально актуально. Безусловно, сейчас мне смотреть на ту же «Женщину года» какого-нибудь две тысячи лохматого года достаточно смешно. Но я понимаю, что на тот момент это было максимально актуально. Я считаю то, что мы сделали для жизни города, это очень важно и ценно.

Конкуренты у вас есть?

Возможно, я не знаю. Мы не считаем никого конкурентами. Мы стараемся, чтобы все, кто занимается чем-то подобным, стали нашими друзьями. Мы приходим друг к другу на мероприятия, с удовольствием друг друга приглашаем. На мой взгляд, так и должно быть. Например, была неделя моды, мне звонят и говорят:  «У вас конкуренты появились?». Нет, друзья появились, союзники. Мне приятно прийти к Юле Бархановой, которая сделал замечательное мероприятие для города, пожать ей руку. Позвонить и сказать: «Юлечка, у нас завтра «Женщина года». Приходи, мы будем рады тебя видеть». Это нормальная ситуация. Мы не боимся конкуренции. Мы делаем то, что мы хотим делать. Мы дарим людям какие-то события. Мы делаем то, что нравится нам. Если появится что-то другое, то почему бы и нет. У меня появится больше возможностей куда-то пойти. Много талантливых людей в нашем городе делают хорошие мероприятия. Мне радостно смотреть, как растет их уровень, как они качественно это делают, как ко всему готовятся, как переживают за каждый момент.